Ka.Liga
Эта сказка - о тебе...
Название: Молчание
Размер: мини
Жанр: ангст, hurt/comfort, AU
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Роза и Метакризис остаются вместе с Десятым Доктором. Но между этой троицей слишком много несказанного. Чем кончится это молчание?

Роза очень хорошо помнила тот момент, когда они остались в ТАРДИС втроем – Доктор, стоящий у входа в мокром пиджаке, она сама, замершая напротив, и Доктор-человек, переминавшийся с ноги на ногу позади нее, около консоли. Молчание тяжелой тучей висело над ними, и даже ТАРДИС не издавала ни звука. Розе очень хотелось подойти и взять Доктора за руку, утешить его, сказать, что все будет хорошо… но к нему такому – закрытому, погруженному в свое горе - страшно было притронуться.
Доктор–у-дверей поежился – видимо, до него, наконец, дошел холод – стянул пиджак и, кинув его к лежащему на перилах плащу, легко взбежал к консоли, остановившись в паре метров от них. Сейчас молчание уже не было таким ледяным, но по-прежнему ощущалось настороженным.
- Доктор… - нерешительно позвала Роза. К ней обернулись оба.
- Что? – произнесли они так же синхронно. Кажется, от этого всех троих пробрала дрожь. Роза медленно подошла к тому из них, что носил синий костюм.
- Раз ты… теперь… наполовину человек, - сказала она, - тебе нужно человеческое имя.
Он вскинул голову, и Роза поняла, что он до смерти напуган, но изо всех сил пытается это скрыть.
- Как насчет Джон Смит? – он попытался улыбнуться, но улыбка вышла дрожащей.
- Вы не можете каждый раз представляться одинаковыми именами, - покачала она головой. - Нет, тебе нужно свое собственное имя.
- Тогда дай мне имя, Роза, - он неожиданно серьезно посмотрел на нее. – Пожалуйста.
Роза зажмурилась. Нужно что-то земное, и одновременно что-то напоминающее о его происхождении. Ей претило называть его клоном. Метакризис – так, вроде, сказал Доктор? – ей тут же стало стыдно за эту мысль, будто тот, что стоял перед ней, потерял право называться Доктором тогда же, когда стал человеком. И все же, в этом слове было нечто привлекательное. Метакризис… метакризис… мета… Мэтт!
- Мэтт, - открывая глаза, твердо сказала она. – Как тебе Мэтт?
- Неплохо. Почти так же хорошо, как мое настоящее имя. Но фамилию я оставлю прежнюю, - теперь он выглядел почти спокойным, в нем словно что-то погасло.
- Мне тоже нравится, - впервые подал голос Доктор, стоящий за спиной у Розы. Свеженазванный Мэтт неожиданно остро взглянул на него поверх плеча Розы, все еще стоявшей лицом к нему.
Снова сблизиться с Доктором оказалось непросто. Розе иногда казалось, что она ступает по тонкому льду, где каждый шаг должен было быть выверен – чтобы случайно не задеть, не напомнить, не ранить. Потому что когда она говорила что-нибудь вроде «А как там, на Новой Земле?» - он на мгновение становился таким же, как тогда, когда они впервые остались втроем – холодным и далеким - и это пугало ее до дрожи. Ей было безумно больно от этого, особенно когда она вспоминала прежнюю легкость общения, и нередко она оказывалась в своей комнате, обнимая мокрую от слез подушку. Почти каждый раз, спустя несколько минут на пороге комнаты появлялся Мэтт – и откуда только узнавал? - молча садился рядом, и только гладил ее по спине. А потом рассказывал все, что происходило в ее отсутствие, позволяя узнать, какую ошибку она совершила на этот раз. И за это она была ему благодарна.
Но если Доктор становился все понятнее, то Мэтт по-прежнему оставался полнейшей загадкой. Иногда она пыталась прочитать его чувства по этому, такому знакомому лицу, но ей почти никогда это не удавалось. Не то чтобы он лучше прятал их, но из вихря, таившихся в этих карих глазах, она не могла вычленить что-нибудь одно. Постепенно она научилась различать их – они и впрямь были похожи, как братья-близнецы, но Мэтт был на пару сантиметров пониже. Волосы у него на свету отливали рыжим, а щеки покрывали густые веснушки. А еще… Роза не знала, как это определить, но он лучше понимал людей – и не обольщался на их счет. Он сам был более… человечным?
Мэтт не был жесток, вовсе нет. Но… он никогда не давал и первого шанса, из-за чего Доктору порой приходилось его останавливать. Тогда Мэтт угрюмо молчал, подчиняясь, но не меняя своего мнения. Он словно бы пытался кому-то что-то доказать.
Поначалу ТАРДИС тоже осторожничала, не отправляя их в самое пекло, давая время привыкнуть. Но затем Мэтт все чаще стал брать управление на себя. Роза нередко видела его около консоли, но только пока Доктора не было рядом. Как-то она оказалась в комнате управления в тот самый момент, когда Мэтт бегал вокруг пульта, изящно дергая нужные рычаги. А затем в коридоре появился Доктор. Он остановился там, просто наблюдая, но смотря так пристально, словно не доверял самому себе. Подняв голову и поймав этот взгляд, Мэтт мгновенно отскочил от консоли, словно застуканный за кражей вор, неосознанно сжимая руки в кулаки, повернулся и выбежал из комнаты. А после этого их занесло в самую гущу заварушки.
Кончилось это все так, как и должно было.
Они бежали со взрывающегося прямо за их спинами корабля (то, что они поспособствовали его взрыву, не имело значения… никакого), но не успевали. Катастрофически не успевали. ТАРДИС находилась на два уровня ниже, а рубку заполонили склизкие зеленые сгустки, бывшие некогда членами команды. Мэтт неожиданно свернул влево, вбегая в генераторную, и они по инерции пробежали еще метров пять, прежде чем сумели затормозить.
- Что ты делаешь?! - крикнул Доктор, останавливаясь в дверях. Он выглядел не лучшим образом: весь встрепанный, пиджак порван на плече, весь в подпалинах от искр.
Мэтт уже стоял на коленях, зажав зубами тонкий провод и ковырялся в сплетении остальных. Он повернул голову, вынув провод из зубов, и Роза увидела на его лице широкую, вдохновенную улыбку. Он выглядел так по-Докторски, что у нее перехватило дыхание.
- Я перенаправлю энергию на внутренние системы! – крикнул он, заглушая грохот. - Так у вас будет больше времени!
- Не глупи! Мы успеваем! – он лгал. Роза всегда чувствовала, когда Доктор лгал.
- Нет, - покачал головой Мэтт. – Идите, я вас догоню!
Доктор молча кивнул и отвернулся. И пока Роза бежала по коридору, перед глазами у нее стояла эта вдохновенная, широкая улыбка.
Они успели. Ворвались в ТАРДИС, и остановились, не закрыв дверь, всматриваясь в пустой коридор. Никого. Внезапно она поняла.
- Он и не собирался… - прошептала Роза побелевшими губами. И в этот момент корабль тряхнуло, и в конце коридора показалась огненная волна. Роза едва успела захлопнуть дверь ТАРДИС прямо перед ней.
- Доктор! – крикнула она. Но он уже метался около консоли, периодически дергая что-нибудь. На его лице застыло понимание, и ужас, и вина... Роза увидела, что его губы шевелились, но гул перемещающейся ТАРДИС заглушил все звуки. Но она и так могла сказать, что он повторял. Всего одно слово.
«Пожалуйста… пожалуйста…»
Колонна замерла, и Доктор вылетел наружу, на бегу крикнув «Оставайся здесь!». Роза осторожно подошла к оставленной открытой двери. Снаружи бушевал огненный ад. Все взрывалось, горело, но маленькие островки между полосами огня еще можно было посмотреть.
Она напряженно ждала, неосознанно сжимая кулаки. «Ну где же ты…» Минуты растягивались на часы, так что когда прямо перед дверью возник Доктор, тащивший бессознательного Мэтта, она только судорожно всхлипнула и кинулась помогать, не замечая, что по лицу у нее текут слезы. Все втроем они буквально упали на решетчатый пол, и дверь за ними захлопнулась. Колонна замерцала голубоватым светом, и послышался знакомый скрежет ТАРДИС, уносившей их подальше.
Поднявшись на локте, Роза взволнованно вгляделась в Мэтта. Выглядел он ужасно: ожоги на лице уже вздувались пузырями, пиджак на груди и руках обгорел, кое-где на одежде все еще плясали язычки пламени. И он дышал с трудом, судорожно втягивая воздух.
- Он… - Роза подняла глаза на Доктора, уже сидевшего и напряженно слушающего пульс.
- Будет жить, - успокаивающе ответил он.
Роза всхлипнула, и наконец-то разревелась.
- Чем он думал? – повторяла она, размазывая по лицу копоть. – Чем он только думал?
- Спросим, когда очнется, - покачал головой Доктор, поднимаясь на ноги и подавая ей руку. – Идем, ему все еще нужна наша помощь.
Роза всхлипнула последний раз и поднялась на ноги, уцепившись за его ладонь. «Все как раньше» - мельком подумала она.
Роза вздрогнула и проснулась, непонимающе оглядываясь вокруг. Ах да… она же заснула около кровати Мэтта. И Доктор тоже. Он спал редко, но в этот раз настолько вымотался, что они устроились рядом, и, кажется, ее голова как-то оказалась у него на плече.
Мэтт дернулся снова и распахнул глаза. Его губы под кислородной маской пошевелились.
- Доктор! – тихонько позвала Роза, тряся его за плечо. – Мэтт проснулся!
Он немедленно распахнул глаза, словно и не спал и склонился над кроватью. Мэтт нащупал левой рукой кислородную маску и снял ее.
- Я не просил меня спасать, - тихо сказал он. Втянул воздух сквозь зубы и, резко сев, несмотря на больные ребра, заорал: - Я. Не. Просил! – захлебываясь воздухом и, сгибаясь, опять уткнулся в маску, пытаясь отдышаться.
Они оба молчали, потрясенные этим взрывом.
- Я так больше не могу, - почти спокойно сказал Мэтт – но Роза осознала, что это было то самое предгрозовое спокойствие последнего месяца. – Доктор, сотри мне память. Пожалуйста.
- Почему? – тихо спросил Доктор. Он встал, возвышаясь, над постелью, сунув руки в карманы и глядел вниз.
- Почему? – прошипел Мэтт, одной рукой сжав рубашку Доктора и дергая ее на себя так, что тот, почти потеряв равновесие и неуклюже взмахнув руками, вынужден был нагнуться ниже. – Ты понимаешь, каково это – знать, что тебя вообще не должно было быть, что ты появился на свет в результате случайности столь маловероятной, что она выражается миллиардными долями процента? Каково тысячу лет быть Повелителем Времени, а потом вдруг узнать, что тебе остались какие-то восемьдесят лет? Что ты не регенерируешь? Что, молчишь? Каково знать ТАРДИС как родную, а потом потерять на нее всякие права? Каково любить девушку, и понимать, что она останется не с тобой, потому что ты – лишь жалкая подделка? Это все здесь, в моей голове, - горько сказал он, постучав согнутым пальцем по виску. - Каково тысячу лет быть Доктором, а потом перестать, только из-за того, что стал человеком? – он отпустил рубашку, позволяя Доктору снова выпрямиться.
- Но ты все еще Доктор, Мэтт, - внезапно произнесла Роза, все это время сидевшая тихо.
К ней обернулись две пары карих глаз: одни с изумлением, другие с недоверием, но обе – с безумной надеждой.
- Потому что Доктор – это не два сердца, и не звуковая отвертка в кармане. Это… - она на мгновение зажмурилась, пытаясь точнее определить, - это то, что ты – вы оба! – делаете. Помнишь Адиноку? – спросила она Мэтта. Тот потрясенно кивнул. – Ты спас все ее население от жужелиц. Ты спас Ричарда, принца Англии. Ты спас нас на том корабле. И ты все еще будешь утверждать, что ты не Доктор? - она пересела на край его кровати и посмотрела прямо в его глаза, пытаясь взглядом передать всю ту уверенность, что чувствовала сама. Мэтт недолго смотрел в ее глаза, а потом повернул голову, и пытливо вгляделся в лицо стоящего над ним Доктора, словно спрашивая «Это правда?»
И через несколько мгновений Доктор нагнулся, осторожно обнимая ошеломленного Мэтта, и шепча, зажмурив глаза (впрочем, слезы все равно текли у него по щекам):
- Прости меня. Пожалуйста, прости меня… Доктор.
- Ничего, Доктор,- тихо ответил Мэтт, глубже зарываясь лицом в теплый пиджак. – Все уже прошло.
Оба почувствовали на своих плечах тонкие руки Розы, обнимавшей их. Она тоже всхлипывала, но улыбалась, и это было похоже на солнце, выглянувшее после грозы.